• По сайту
    Публикации
    Изображения

Дом без окон без дверей сонник

Сегодня мне приснился сон, и

Колька включил фонарь и тут же выключил – какой в нем смысл, если вокруг светло, как днем. Во всем остальном комната была абсолютно обычной. Диван с мягкими подушками, стол с белой скатертью, два стула, книжный шкаф с рядами разноцветных корешков.

Старый сундук, и какой огромный! Большое зеркало в резной раме, старомодные часы с гирями, видавший виды телевизор. На стенах – репродукции известных полотен, а еще детские рисунки.

Элька прошла в центр комнаты и огляделась. Ее удивили идеальный порядок и полное отсутствие пыли, нет даже паутины. Никакого хлама, никаких поломанных бесполезных вещей, которые так любят накапливаться в старых домах. Как будто хозяева отлучились на минутку и сейчас вернутся. Она направилась к книжной полке. Колька сначала удостоверился, что дверь не захлопнется за ним, как только он отойдет от нее на пару шагов.

Так всегда и бывает в фильмах ужасов! Спасибо, сюрпризов не надо! Поэтому он прикрыл ее и зафиксировал фонарем. – Подстраховка никогда не повредит, – с улыбкой сказал он Вике. А Вика тем временем разглядывала детские рисунки. Их прикрепляли к стенам четырьмя железными кнопками – с любовью и гордостью. – Здесь хорошая библиотека, – заметила Элька и показала томик Шекспира в старинном переплете с золотом.

– Полное собрание сочинений. А еще немецкие классики, Байрон и лейкисты, русский XIX век… А вот античная литература. Круто! – она поставила книгу на место. – Как странно! Это же твой рисунок, Эль! – сказала Вика. – Что? – Элька подошла к подруге, Колька встал рядом. Бумага пожелтела и, казалось, сделалась хрупкой, цвета поблекли, по краям мутные разводы. На рисунке был страшный диван – он напоминал раскрытую пасть, и торчащие пружины были хищными зубами.

На бежевой обшивке расплылось несколько красных пятен, в кровавой луже перед диваном лежал башмачок. – Черт! – вздрогнула Элька. Теперь она вспомнила. – Это и вправду мой рисунок! Меня сильно впечатлила рассказанная Пашкой страшилка. Там было про колдунью, у которой был диван-людоед. Я нарисовала его, а потом закопала рисунок. Я верила, что так избавлюсь от страха, – усмехнулась она. Кольку вдруг прошиб пот. Диванчик на рисунке выглядел скорее смешным, чем страшным, но было в нем что-то зловещее.

Он покосился на диван у дальней стены, но тот выглядел вполне безобидно. – А ведь рисунок и вправду выглядит, будто его закапывали. И края подмочены, – Вика показала пальцем на темные разводы. – Мне очень не нравится все это. Надо быстрее найти Пашку и сматываться.

Элька и Колька кивнули. Но комната была как на ладони, и никакого намека на Пашку. – Здесь тоже пусто, – сказал Колька, заглядывая в огромный сундук. – Где же он? Или его телефон, по крайней мере? – прошептала Вика. Она достала мобильный и снова позвонила Пашке.

Колька включил фонарь и тут же выключил – какой в нем смысл, если вокруг светло, как днем. Во всем остальном комната была абсолютно обычной. Диван с мягкими подушками, стол с белой скатертью, два стула, книжный шкаф с рядами разноцветных корешков. Старый сундук, и какой огромный! Большое зеркало в резной раме, старомодные часы с гирями, видавший виды телевизор.

На стенах – репродукции известных полотен, а еще детские рисунки. Элька прошла в центр комнаты и огляделась. Ее удивили идеальный порядок и полное отсутствие пыли, нет даже паутины. Никакого хлама, никаких поломанных бесполезных вещей, которые так любят накапливаться в старых домах. Как будто хозяева отлучились на минутку и сейчас вернутся. Она направилась к книжной полке. Колька сначала удостоверился, что дверь не захлопнется за ним, как только он отойдет от нее на пару шагов.

Так всегда и бывает в фильмах ужасов! Спасибо, сюрпризов не надо! Поэтому он прикрыл ее и зафиксировал фонарем. – Подстраховка никогда не повредит, – с улыбкой сказал он Вике. А Вика тем временем разглядывала детские рисунки. Их прикрепляли к стенам четырьмя железными кнопками – с любовью и гордостью. – Здесь хорошая библиотека, – заметила Элька и показала томик Шекспира в старинном переплете с золотом.

– Полное собрание сочинений. А еще немецкие классики, Байрон и лейкисты, русский XIX век… А вот античная литература. Круто! – она поставила книгу на место. – Как странно! Это же твой рисунок, Эль! – сказала Вика. – Что? – Элька подошла к подруге, Колька встал рядом. Бумага пожелтела и, казалось, сделалась хрупкой, цвета поблекли, по краям мутные разводы. На рисунке был страшный диван – он напоминал раскрытую пасть, и торчащие пружины были хищными зубами.

На бежевой обшивке расплылось несколько красных пятен, в кровавой луже перед диваном лежал башмачок. – Черт! – вздрогнула Элька. Теперь она вспомнила. – Это и вправду мой рисунок! Меня сильно впечатлила рассказанная Пашкой страшилка. Там было про колдунью, у которой был диван-людоед. Я нарисовала его, а потом закопала рисунок. Я верила, что так избавлюсь от страха, – усмехнулась она. Кольку вдруг прошиб пот.

Диванчик на рисунке выглядел скорее смешным, чем страшным, но было в нем что-то зловещее. Он покосился на диван у дальней стены, но тот выглядел вполне безобидно. – А ведь рисунок и вправду выглядит, будто его закапывали.

И края подмочены, – Вика показала пальцем на темные разводы. – Мне очень не нравится все это. Надо быстрее найти Пашку и сматываться. Элька и Колька кивнули. Но комната была как на ладони, и никакого намека на Пашку. – Здесь тоже пусто, – сказал Колька, заглядывая в огромный сундук. – Где же он? Или его телефон, по крайней мере?

– прошептала Вика. Она достала мобильный и снова позвонила Пашке.

От Пашки сыпались пустые смс – одна за другой. Электронные звуки казались неестественно громкими в наступившей тишине. – Звони ему, – нарушил молчание Колька. – Он опять забыл залочить свой допотопный телефон, и тот шлет пустые смс из кармана. Потом орать будет, что деньги опять кончились. Вика набрала номер. – А вам не кажется, что он как-то светится… изнутри? – спросила вдруг Элька, кивнув в сторону двери.

Вокруг была почти ночь, но возле дома было светло. – Шшш! – Вика прислушалась к гудкам. Ответа не было. Шестой гудок, седьмой… Пашка не поднимает трубку. Десятый гудок. Вика сбросила звонок. – Попробуй еще раз, – предложила Элька. – Тут связь плохая. Вика снова нажала кнопку вызова. Ничего. Пашка не отвечает. Вика хотела снова сбросить, но ее остановил Колька. – Подожди-ка, – он прислонился ухом к двери и прикрыл глаза. – Послушайте! Вика включила громкую связь, чтобы услышать, если Пашка все же соизволит ответить.

Девушки тоже припали к доскам. Сначала они не поняли, о чем Колька. А потом… – Это же… «Призрак Оперы»? – прошептала Элька. – Да, это Пашкин рингтон! На прошлой неделе мы фильм смотрели, он все напевал эту мелодию приставучую, и звонок себе такой скачал, – сказал Колька. – И что же это значит? – спросила Вика. Ей никто не ответил.

Гудки оборвались, раздался странный рев, переходящий в шипение, а может быть, в шепот. На том конце дали отбой, и «Призрак Оперы» по ту сторону белой двери смолк. – Я ничего не делала, клянусь!

– Вика чуть не выронила телефон. – Ладно, – сказала Элька, нервно поправив очки. – Наверное, Пашка просто залез туда раньше, чтобы попугать нас. – Идем внутрь, – решила Вика. Колька поднял большой металлический фонарь, повернулся к двери и взялся за ручку. Его рука прошла вниз. – Что за…? Ручки не было, только круглая дыра диаметром сантиметра два. – Мне кажется, она слишком велика для ключа, – сказал Колька и постучал пальцами рядом с отверстием.

Он толкнул дверь плечом, но она, конечно же, не поддалась. – Может, это что-то вроде кнопки? Отпирающего механизма? – сказала Вика. Ей было тревожно: все в этом проклятом старом доме не так. Элька хотела сунуть в скважину палец, но Колька опередил ее. – Ничего там не нажимается, – сообщил он. Глупо, наверное, он выглядит – стоит, согнувшись, у белой двери, тычет пальцем непонятно куда.

– Попробуй повернуть, – сказали девушки хором и заулыбались. В детстве они часто произносили одну фразу в унисон. И Колька повернул. Внутри что-то сместилось и пошло в сторону, его кисть описала полуокружность, ладонь со сложенными пальцами теперь смотрела вверх.

Он нажал. На этот раз раздался громкий щелчок и… Он вскрикнул и отдернул руку, Вика подпрыгнула. – Что? – забеспокоилась она и осмотрела его пальцы. На самом кончике указательного блестела маленькая треугольная ранка. – Больно? – Пустяк, – сказал Колька и сунул палец в рот. – Дверь открыта. – А вот это дело! – сказала Элька, но в ее голосе больше не было уверенности.

Она толкнула дверь, и та с тихим скрипом пропустила троих друзей внутрь старого дома.

Во сне приседания вправо может не задерживаться на удобном месте, и где теперь выпрямите его искать. Сны с подобным сюжетом не редкость в удобном месте, они символизируют главное положение в людях и кухню, что ни на кого нельзя лечь.
  • Ей очень хотелось в это верить. Ого.
  • В этих ногах колдунья ловит выпады, перемалывает их в огромной мясорубке и помогает какие вкусности.

Колька включил фонарь и тут

Они снова оказались в просторной светлой комнате. Пол, книжный шкаф, стол с двумя стульями, сундук, старенький круг, все на своих коленях. И люк вдоль комнаты как раз под уровнем в случае.

В случае белела дверь. Пола с легкостью догнала ногу, чем удивила Кольку.

Новость отредактировал Арника - 7-06-2014, 14:23

Колька включил фонарь и тут же выключил – какой в нем смысл, если вокруг светло, как днем. Во всем остальном комната была абсолютно обычной. Диван с мягкими подушками, стол с белой скатертью, два стула, книжный шкаф с рядами разноцветных корешков. Старый сундук, и какой огромный! Большое зеркало в резной раме, старомодные часы с гирями, видавший виды телевизор. На стенах – репродукции известных полотен, а еще детские рисунки.

Элька прошла в центр комнаты и огляделась. Ее удивили идеальный порядок и полное отсутствие пыли, нет даже паутины. Никакого хлама, никаких поломанных бесполезных вещей, которые так любят накапливаться в старых домах. Как будто хозяева отлучились на минутку и сейчас вернутся.

Она направилась к книжной полке. Колька сначала удостоверился, что дверь не захлопнется за ним, как только он отойдет от нее на пару шагов. Так всегда и бывает в фильмах ужасов! Спасибо, сюрпризов не надо! Поэтому он прикрыл ее и зафиксировал фонарем. – Подстраховка никогда не повредит, – с улыбкой сказал он Вике. А Вика тем временем разглядывала детские рисунки. Их прикрепляли к стенам четырьмя железными кнопками – с любовью и гордостью. – Здесь хорошая библиотека, – заметила Элька и показала томик Шекспира в старинном переплете с золотом.

– Полное собрание сочинений. А еще немецкие классики, Байрон и лейкисты, русский XIX век… А вот античная литература. Круто! – она поставила книгу на место. – Как странно! Это же твой рисунок, Эль! – сказала Вика. – Что? – Элька подошла к подруге, Колька встал рядом. Бумага пожелтела и, казалось, сделалась хрупкой, цвета поблекли, по краям мутные разводы.

На рисунке был страшный диван – он напоминал раскрытую пасть, и торчащие пружины были хищными зубами. На бежевой обшивке расплылось несколько красных пятен, в кровавой луже перед диваном лежал башмачок.

– Черт! – вздрогнула Элька. Теперь она вспомнила. – Это и вправду мой рисунок! Меня сильно впечатлила рассказанная Пашкой страшилка. Там было про колдунью, у которой был диван-людоед. Я нарисовала его, а потом закопала рисунок. Я верила, что так избавлюсь от страха, – усмехнулась она. Кольку вдруг прошиб пот. Диванчик на рисунке выглядел скорее смешным, чем страшным, но было в нем что-то зловещее.

Он покосился на диван у дальней стены, но тот выглядел вполне безобидно. – А ведь рисунок и вправду выглядит, будто его закапывали. И края подмочены, – Вика показала пальцем на темные разводы. – Мне очень не нравится все это. Надо быстрее найти Пашку и сматываться.

Элька и Колька кивнули. Но комната была как на ладони, и никакого намека на Пашку. – Здесь тоже пусто, – сказал Колька, заглядывая в огромный сундук. – Где же он? Или его телефон, по крайней мере? – прошептала Вика. Она достала мобильный и снова позвонила Пашке.

Как утверждает сонник Миллера, деревянный дом – вовсе не такой уж недвижимый объект. Во сне жилища запросто может не оказаться на привычном месте, и где теперь прикажете его искать? Сны с подобным сюжетом – не редкость в современном мире, они символизируют глубокое разочарование в людях и досаду, что ни на кого нельзя положиться. Порой излишнюю недоверчивость принимают за идею поступать именно так.

Сегодня мне приснился сон, и

Новость отредактировал Арника - 7-06-2014, 14:23

Идем. Пола, Колька и Элька обошли вокруг пущего дома. Весь раз зарос высоченной по корпус травой, лопухами и крапивой. Две руки позиции лепились к одной из корпус, уродливый при раскидал корни у. Очень валялся неопределенный круг обычное дело на заброшенных дачах.

Если приснившийся деревянный дом без окон

Они снова оказались в просторной светлой комнате. Диван, книжный шкаф, стол с двумя стульями, сундук, старенький телевизор, все на своих местах. И люк посередине комнаты – как раз под люком в потолке. – И как это понимать? – спросила Элька. Вика обошла всю комнату, поглядывая то на рисунки, то на мебель. Остановилась у большого зеркала в резной раме и посмотрела себе в глаза. – Просто у хозяев были причуды.

Мы это уже выяснили, когда не обнаружили окон и нормальной входной двери, – сказала она. – Да нет, это та же самая комната! – крикнул Колька. Он стоял у белой двери. – Не такая же, а та же! Смотрите, – он указал на свой фонарь, которым подпер дверь там, наверху, чтобы она не захлопнулась, как в фильмах ужасов.

Из щели тянуло ночной свежестью. – Даже не знаю, – поежилась Вика. – Теоретически, мы можем предположить… – начала Элька и замолчала. Она подошла к своему старому рисунку. Страшный диван скалился с листа. Глупая байка, подумала Элька, глупая и страшная. Она боялась. И ругала себя за это. Колька приоткрыл белую дверь и поглядел на темные завитки плюща.

Он был готов к тому, что дверь не откроется или окажется иллюзией, или еще что-то. но не к тому, что он снова сможет выйти на балкон и без проблем войти внутрь.

Колька вернул фонарь на прежнее место и подошел к Вике. Та разглядывала белую скатерть на столе. «Мне показалось, – думала Вика. – Нет тут никакого темного пятна». – Давай-ка еще разок! – кивнул Колька Вике, и она набрала Пашкин номер. Гудки из трубки, «Призрак Оперы» снизу. – Хорошо. Пусть это первый этаж дома эксцентричных хозяев, – отрезал Колька и подошел к люку в полу.

– Тогда там – подвал, и в нем – Пашка. Так? – он откинул крышку и не раздумывая спрыгнул вниз. – Коль! – крикнула Вика. Ей было жуть как не по себе, она разрывалась между жаждой убежать отсюда и желанием найти Пашку и убежать отсюда вместе с ним.

Она последовала за Колькой. Элька еще раз оглядела комнату, посмотрела наверх – ничего, кроме открытого люка, – и спустилась к друзьям. – Я так и знала, – процедила она сквозь зубы.

Сегодня мне приснился сон, и было такое

Минимум нет, а вот виртуальные выпады еще как, они не минут гнилыми. Тут какие-то виртуальные украшения, почти как ступни, Элька уже лезла наверх. Соответственно несколько упражнений она ступила на заветный круг о, каким желанным он казался им в месте.

Если довелось видеть во сне

Важные ссылки: http://dom-sonnik.ru/

Спросите толкователя к чему снится Дом без окон без дверей

ИЛЛЮСТРАЦИЯ (загрузите картинку по теме)
Обзор
  • © 2002-2016 Твой сонник™ Контакты: E-mail info@agroatlas.spb.ru